glazo: (Default)
Карта

Старый осел, я ведь забыл к прошлому посту сделать ссылку на оригинальную стивенсонскую  карту 2271px × 3569px,
вот она: http://img683.imageshack.us/img683/4042/map1883.jpg

И вот я начал было писать о том, совпадают или не совпадают те курсы, по которым шёл Сильвестр, но, вдруг бросил.

Пусть тот, кому вдруг это тоже станет интересно, сам пройдёт теми же тропами.
Подробная карта теперь у вас есть — вот он этот остров, похожий на дракона, ну а книгу — её найти легко.

И на будущее.
Знаете, я почти уверен, что Стивенсон думал о том, что на острове ведь ещё оставались три пирата.

А ведь  на самом северо-западном окончании острова всё ещё оставались зарыты серебро и оружие:



Кто знает…

Да, не могу не вспомнить карту другого славного острова:

glazo: (Default)
Карта — вот основа

Стивенсон написал подробно-подробно, как всё появилось.
Дело было в Castleton of Braemar  в Шотландии в августе 1880 г.

И в моём переложении это выглядит так:
<…> Там вовсю задувал ветер и, в той же мере, поливал дождь; воздух отчизны был злее человеческой неблагодарности, и я был вынужден много времени просиживать в четырёх стенах дома, печально известного как дом покойной мисс Макгрегор.

А теперь изумляйтесь, о чудо, перст судьбы.

В доме покойной мисс Макгрегор был на каникулах школьник, которому очень хотелось «что-нибудь заковыристое, чтобы занять свою голову». Он не думал о литературе; искусство Рафаэля, вот на чём остановился его мимолётный выбор; и с помощью  ручки, чернил и коробки дешёвой акварели он вскоре превратил все комнаты в картинную галерею.
Моей самой непосредственной обязанностью в этой галерее было зазывать туда публику; но иногда я хотел от этого немного отдохнуть, присоединялся к художнику (так сказать) у мольберта, и проводил время после полудня в честном состязании с ним, делая раскрашенные рисунки.

И в один из таких дней я сделал карту острова; она была тщательно и (как я думаю) красиво раскрашена; его очертания невыразимым образом захватили моё воображение; там были укромные заливы, которые радовали меня прямо как сонеты;  и я, с бессознательным ощущением предопределенного, снабдил мою работу этикеткой «Остров Сокровищ».

Говорят, что есть люди, которым карты безразличны, но мне трудно в это поверить. Названия, очертания лесов, направления  дорог и рек, следы прошлой жизни людей, все ещё отчетливо прослеживаемые на холмах и вниз по долине, мельницы и руины, водоёмы и паромы, какой-то мегалит или каменное кольцо друидов на вересковой пустоши; вот неистощимый источник интереса для любого наблюдательного человека хоть с каким-нибудь воображением!
Любой ребенок может вспомнить, как вот он лежит головой в траве, смотрит в этот бесконечно малый лес и видит, как он всё гуще населяется волшебными армиями.

И вот точно также, пока я разглядывал свою карту «Острова Сокровищ», среди воображаемых лесов начал проявляться будущий образ книги; загорелые лица и блестящее оружие неожиданно выглядывали на меня из разных сторон, они двигались туда и сюда, сражаясь и охотясь за сокровищем на этих немногих квадратных дюймах плоской карты. <…>
Не правда ли, очень напоминает:
Тут мне начало казаться по вечерам, что из белой страницы выступает что-то цветное. Присматриваясь, щурясь, я убедился в том, что это картинка. И более того, что картинка эта не плоская, а трехмерная. Как бы коробочка, и в ней сквозь строчки видно: горит свет и движутся в ней те  самые фигурки, что описаны в романе. Ах, какая это была увлекательная игра, и не раз я жалел, что кошки уже нет на свете и некому показать, как на странице в маленькой комнатке шевелятся люди.
(Булгаков. Театральный роман).

И далее Стивенсон … )
glazo: (Default)
Карта — загадочные детали

На карте, подготовленной Стивенсоном для первого издания книги 1883 г., встречаются разные загадочные детали и надписи, часть из которых я понял, а часть — нет.

(Кстати, в дальнейших переизданиях и переводах книги многие детали на карте были искажены или просто исчезли).

Итак, вот эти фрагменты оригинальной карты:

(все картинки можно увеличить щелчком)



(1) А что это там плавает прямо посредине?

Далее… )

.
glazo: (Default)
Окорок или Барбекю?

У одноногого Джона Сильвера было две клички: Долговязый Джон и Окорок.
В оригинале это звучит как: Long John (тут всё в порядке)  и  Barbecue (?!).

Да, конечно: «He was very tall and strong, with a face as big as a ham — plain and pale, but intelligent and smiling» [Это был очень высокий и сильный мужчина, с широким, как окорок, плоским и бледным, но умным и веселым лицом].

Но дело совсем не в лице. За кличкой Барбекю таится много чего…  )
glazo: (Default)
Но, перед тем, как написать о Пьяной бухте и прочих приятных вещах, сначала такой официальный постик.

А где, собственно ?

Fifteen men on a dead man's chest
Yo ho ho and a bottle of rum
Drink and the devil had done for the rest
Yo ho ho and a bottle of rum.




Ну, вы конечно знаете... )
glazo: (Default)
Пиастры! Пиастры! или Разлив жёлчи

Начав уже строчить пост о многочисленных ошибках в переводе «Острова сокровищ» Н. Чуковского, вот, напоролся на публикацию, где, собственно, почти всё и сказано.
Эх, так  замахнулся, а теперь писать уж и нечего. Ладно, найду ещё пару камушков.

Билли Бонс и мистер Эрроу, конечно, никакие не штурманы, а первые помощники .

Это — большая разница:

Mate —первый помощник капитана, а вовсе и не штурман.

Это слово, mate, как уверяют, происходит от среднегерманского слова (14 века) gemate «тот, кто ест за одним столом; сотрапезник» от пра-германского *ga-maton  «есть (*matiz) вместе (*ga-)».

Тут, конечно, всплывает слово-аналог: компаньон,
которое пришло  где-то в 1300 г. из старофранцузского compaignon «парень, приятель», из поздней латыни companionem (nom. companio),  «сохлебник, состольник» из латинского com- «вместе» + panis «хлеб».
И что впервые обнаруживается в 6 веке в  Frankish Lex Salica, и, возможно, это был перевод германского слова  (ср. готское: gahlaiba «одностольник» из hlaib »каравай хлеба»).

Вот такой вот хлаиб...

Эх, ладно.

А теперь  о знаменитом попугайском:

«Пиастры! Пиастры!»

В оригинале:

«Pieces of eight! Pieces of eight!»

Я не нумизмат, но увидел, что это были испанские серебряные талеры, а никакие не пиастры.
(Кстати, эти талеры тогда стали первой мировой валютой, и долго были в чести в Америке, откуда пошли доллары и так далее.
А всё дело началось в долине  г. Яхимов в Чехии, где стали шлепать йохимсталеры, и, лингвистически расщепившись, талеры в своей второй лингвистической половине пошли на запад, а к нам, на восток, в том же свойстве и в первой части своего звучания,  пошагали ефимки).

Нет, это не всё, дальше будет, как соберусь: о буканирах, барбекю, Робинзоне, окороках и пьяной бухте.

Ведь:
«Первое время я думал, что „сундук мертвеца“ — это тот самый сундук, который стоит наверху, в комнате капитана».
.
glazo: (Default)
Одноногий Сильвер и Венди Дарлинг

У Роберта Л. Стивенсона был близкий друг — Вильям Эрнст Хенли (23 августа 1849 – 11 июля 1903). Он и стал прототипом одноногого Сильвера.
Вот он:


Работа 1886 года Огюста Родена — тоже близкого друга Хенли.

А дело было так… )
glazo: (Default)
Предуведомление: у меня есть некоторые разрозненные выписки на тему «Острова сокровищ» Р. Л. Стивенсона — о переводе, прототипах, первом и других изданиях, о карте, самом острове и пр. Так что тема-то одна, а сюжетов несколько, поэтому представить их сразу все — будет громоздко. Лучше кусочками с подзаголовками. Ну, например:

Формидабль


Предпоследний абзац книги в оригинале и переводе Чуковского выглядит так:

Of Silver we have heard no more. That formidable seafaring man with one leg has at last gone clean out of my life; but I dare say he met his old Negress, and perhaps still lives in comfort with her and Captain Flint. It is to be hoped so, I suppose, for his chances of comfort in another world are very small. О Сильвере мы больше ничего не слыхали. Отвратительный одноногий моряк навсегда ушел из моей жизни. Вероятно, он отыскал свою  чернокожую женщину и живет где-нибудь в свое удовольствие с нею и с Капитаном Флинтом. Будем надеяться на это, ибо его шансы на лучшую жизнь на том свете совсем невелики.

(Напомню, кто забыл, Капитан Флинт здесь — это попугай одноногого Сильвера).

Ну,  понаслышке из французского, «формидабль» обычно звучит как: первокласный, шикарный, грандиозный и пр.
Но в английском варианте у него значения с другим оттенком: страшный, грозный, внушительный.
В английском  это слово появляется около 1500 г, из среднефранцузского formidable, куда оно пришло из латинского formidabilis, где formidare «бояться», от formido «ужас, страх».

Сильвер — устрашающий, потрясающий.  Но, никак, не отвратительный.

Он — главный герой книги, которую Стивенсон назвал «Морской кок» (Сильвер же был поваром на судне), а только потом редактор переделал её название в «Остров сокровищ».

Сильвер: и страшен — и замечателен, и разбойник — и по-своему джентельмен, умен, хитёр, весел и многообразен. Его индивидуальности страшился сам капитан Флинт.

Помните, ещё один роман, где в одном лице: Роберт Льюис Стивенсон. Странная история доктора Джекила и мистера Хайда ?

А Сильвер ведь спас Джима. И Джим, хоть и рад, что тот исчез наконец из его жизни, но надеется, что Сильвер нашёл себе негритянку и живет-поживает со своим попугаем, и еще не отправился в адское пекло.

Итак, formidable, это, например:
                     Из шатра,
Толпой любимцев окруженный,
Выходит Петр. Его глаза
Сияют. Лик его ужасен.
Движенья быстры. Он прекрасен,
Он весь, как божия гроза.

А о прототипе Сильвера,  как относился к нему и своему герою сам Р. Стивенсон — это в следующий раз.

Profile

glazo: (Default)
glazo

October 2013

S M T W T F S
  12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
2728293031  

Syndicate

RSS Atom

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Oct. 20th, 2017 06:42 am
Powered by Dreamwidth Studios