glazo: (Default)

Целый день стирает прачка,
Муж пошел за водкой.
На крыльце сидит собачка
С маленькой бородкой.

(Н.Заболоцкий. Таруса)

Нет-нет — это не о собаке Баскревилей.
Речь пойдет всего лишь о «Семи смертных грехах и Четырёх последних вещах» — картине Иеронима Босха, которая уже как-то упоминалась в связи с тяжкой гордыней:
(эту и остальные картинки можно увеличить щелчком)

(Около 1500 г. Масло, дерево 120 × 150 см)

А если точнее, речь пойдет даже не о первичной морально-этической повреждённости человеческой натуры и воздаянии как онтологическом принципе, а об одной неприкаянной собачке.

Для этого надо будет повнимательнее посмотреть сначала на верхний левый круг (Смерть грешника):


Вот собачка свернулась было калачом, но тут, понимаете, столько народу (причём, очень уж всякого) в комнате понабилось.
Надо сматываться.

Так, далее. Здесь (вверху посредине Обжорство — Gula), надо сказать, тоже не слишком привечают, хотя и могли бы и покормить:


А то, вишь, шляпа со стрелой — к чему бы это? — прям Вильгельм Телль какой то, из того кантона Ури, где бесовское дело кончается намыленным шелковым снурком.
Побежали лучше от греха подальше.

Наконец! (чуть правее Уныние — Acedia).
Уют, покой, камин, унылая пора, очей…


Что ещё надо утомленному сердцу в этот сырой последний день сентября?
И не надо говорить, что это собачка напоминает известного худенького волчка.

А, кстати, пока мы тут болтали, вышеупомянутая гордыня Superbia успела передвинуть свой здоровенный шкаф с зеркалом, чуть не прищемив им бедного беса — с середины комнаты к самой стенке:


Да так, видно, она гремела, что к ней прибежала посмотреть, что тут происходит серенькая кошечка.
Та самая, с первой картинки, где умирающий.

„Я не знаю, Пульхерия Ивановна, что вы такого находите в кошке. На что она? Если бы вы имели собаку, тогда бы другое дело: собаку можно взять на охоту, а кошка на что?“
„Уж молчите, Афанасий Иванович“, говорила Пульхерия Ивановна: „вы любите только говорить и больше ничего. Собака нечистоплотная, собака нагадит, собака перебьет всё, а кошка тихое творение, она никому не сделает зла.“
А потом, как известно, кошечка выпрыгнула в окошко, и никто из дворовых не мог поймать ее. А уж конец этой истории вы и сами знаете.

glazo: (Default)
… в церкви Санто Спирито во Флоренции написал он [Пьеро ди Козимо] в капелле Джино Каппони образ с изображением Посещения Богоматери со св. Николаем и св. Антонием, читающим с очками на носу и написанным очень бойко. Он изобразил там немного истрепанную книгу из пергамента, совсем как настоящую, а также блестящие шары в руках св. Николая с такими бликами на них, что отсветы и блеск одного шара отражаются на другом, в чем уже тогда сказались странности его ума и его стремление к трудностям во что бы то ни стало.

(Джорджо Вазари. Жизнеописание Пьеро ди Козимо флорентийского живописца. Жизнеописания наиболее знаменитых живописцев, ваятелей и зодчих).



Ну что ж, пойдем путём Вазари:
золотые шары Св. Николая, свидетельствующие о странностях ума художника.., истрепанная книга.., бойко изображенный Св. Антоний с очочками на носу… )
glazo: (Default)
Всё, ребята, это мой последний политический пост.
Надоело. Это ж такая унылая скука!
Но тут больно сама картинка хороша, для тех, кто понимает, особенно в финифти :)

Заходите, пожалуйста,  в наш магазин: луябнка.ру (http://www.lubanka.ru)
Рекомендую:
Карманные часы
Часы со вставками Финифть «В. В. Путин»
В наличии     8 900 руб.


glazo: (Default)
Когда читаю какие-либо новости о вещах, в которых кое-что понимаю, то становится ясно, насколько вообще вся информация, идущая по массовым каналам, безнадёжно искажена и переврана.

Вот сейчас по нашим и зарубежным агентствам гуляет новость, что впервые в истории человечества под Антарктидой найдены крупные живые существа, что переворачивает все наши представления, и понеслось...


(Кроме этой «креветки» на тросе вытащили ещё кусок щупальца медузы).
Да где же враньё? А враньё в том, что... )
glazo: (Default)
В своё время обещал поместить внутреннюю хронологию романа «Бесы» Ф. М. Достоевского.

Что-то сделал, но не до конца. Тем не менее решил выложить неоконченные рабочие записи на эту тему, м.б. кому и пригодятся.

Например: по расчётам,  всё основное действие романа происходит в сентябре 1870 г.
[то есть через полгода, как родился В. И. Ульянов].

Семейство генеральши Дроздовой вернулись из Швейцарии (из Монтрё) в самом конце августа. А незадолго до этого, 7(19) июля 1870 г., началась Франко-прусская война.
И Лямшин тут-же музыкально её изобразил:

…он [Лямшин] выдумал новую особенную штучку на фортепьяно, и уговорили её [Юлию Михайловну] лишь выслушать. Штучка на самом деле оказалась забавною, под смешным названием: «Франко-прусская война». Начиналась она грозными звуками Марсельезы:

       
«Qu'un sang impur abreuve nos sillons!»

    Слышался напыщенный вызов, упоение будущими победами. Но вдруг, вместе с мастерски варьированными тактами гимна, где-то сбоку, внизу, в уголку, но очень близко, послышались гаденькие звуки Mein lieber Augustin. Марсельеза не замечает их, Марсельеза на высшей точке упоения своим величием; но Augustin укрепляется, Augustin все нахальнее, и вот такты Augustin как-то неожиданно начинают совпадать с тактами Марсельезы. Та начинает как бы сердиться; она замечает наконец Augustin, она хочет сбросить ее, отогнать как навязчивую ничтожную муху... (и так далее).

Степан Трофимович родился в 1817 г. [как, скажем,  Айвазовский],

...он раза по три и по четыре в год регулярно впадал в  так называемую между нами «гражданскую скорбь»,  то-есть просто в хандру,  но словечко это нравилось многоуважаемой Варваре Петровне. Впоследствии, кроме гражданской скорби,  он стал впадать и в  шампанское; но  чуткая  Варвара Петровна всю  жизнь  охраняла его от всех тривиальных  наклонностей.
 
Лизавета Тушина родилась в 1848 г.,
 
И порхает звезда на коне
В хороводе других амазонок;
Улыбается с лошади мне
Ари-сто-кратический ребенок.

О как мила она,
Елизавета Тушина,
Когда с родственником на дамском седле летает,
А локон ее с ветрами играет,
Или когда с матерью в церкви падает ниц,
И зрится румянец благоговейных лиц!
Тогда брачных и законных наслаждений желаю.
И вслед ей, вместе с матерью, слезу посылаю.

Даша родилась в 1850 г., Петр Верховенский — 1843 г.р., Николай Ставрогин — 1840 г.р, а Алексею  Нилычу Кириллову было  27 лет.

Федька Каторжный:
вот уже четвертую ночь  вашей милости на сем мосту поджидаю  в  том предмете
с вечера пятницы 18-го сентября (по ст.стилю)

Вторник 22 сентября
– дуэль Николая Ставрогина с Гагановым
 
На другой  же  день  после события,  у  супруги предводителя  дворянства  нашей губернии, в  тот  день  именинницы, собрался весь город
23 сентября среда
День Прпп. жен Ксанфиппы и Поликсении. Мц. Ираиды девы. Мчч. Андрея, Иоанна и чад Иоанновых Петра и Антонина.
То есть звали супругу предводителя, наверное, Ксения.

Ну и так далее.
.
glazo: (Default)

 

Циклоп (Полифем и Галатея). О. Редон (1914?).

Циклоп Полифем полюбил нимфу Галатею, а она же — Асиса (он же: Акид, Ацис). Тогда Полифем оторвал глыбу от вулкана Этна и прибил ею этого Асиса, но Галатея превратила его кровь, струящуюся из под скалы, в речку Ачи.
Как писал в «Метаморфозах» сам Овидий: 
[Ачи — это речка с мелью
Во глубине месссинских руд…]

Сицилия, что скажешь.., там только так. 
И теперь в этих местах у подножья Этны полно всяких Ачи-городочков: Aci Santa Lucia, Acireale, Aci Tereza, Aci Castella, Aci San Felippo, Aci San Antonio, Aci Catena (а чуть южнее начинается целая серия городков Катания – но сразу отметаю: знаменитый комиссар Коррадо Каттани плодотворно бился с мафией совсем на другом, западном, берегу Сицилии — в г.  Трапани).

На эту тему, конечно, потом творились поэмы, балеты, картины, оперы и так далее.
В частности, несколько вариантов оперы «Ацис и Галатея» сделал Гендель, а окончательно её дошлифовал — Моцарт.

Но дело совсем в другом, и даже точнее: в Ф. М. Достоевском.

Его очень притягивала картина Клода Лорена «Асис и Галатея» (1857):
 


[другие участники: рядом с парой – Купидон, на берегу несколько нимф, справа на уступе под деревом – Полифем].

И трижды (!) схожими словами он писал о ней:
в «Бесах» («Исповедь Ставрогина» – У Тихона), в «Подростке» (Версилов говорит о первых днях европейского человечества) и в «Дневнике писателя» за 1877 г. («Сон смешного человека»).

Мне приснился совершенно неожиданный для меня сон, потому что я никогда не видал в этом роде. В Дрездене, в галерее, существует картина Клод Лоррена, по каталогу, кажется „Асис и Галатея“, я же называл ее всегда „Золотым веком“, сам не знаю почему…

О, тут жили прекрасные люди! Они вставали и засыпали счастливые и невинные; луга и рощи наполнялись их песнями и веселыми криками; великий избыток непочатых сил уходил в любовь и в простодушную радость. Солнце обливало их теплом и светом, радуясь на своих прекрасных детей... Чудный сон, высокое заблуждение человечества!..

Птички стадами перелетали в воздухе и, не боясь меня, садились мне на плечи и на руки и радостно били меня своими милыми, трепетными крылышками. И наконец, я увидел и узнал людей счастливой земли этой…

Золотой Век увидел в ней Фёдор Михайлович со своими героями, а не сицилийскую мрачную историю.

glazo: (искусство)

Ф. М. Достоевский. Бесы.

«Степан Трофимович уверял её, что это только первые, буйные порывы слишком богатой организации [Николая Всеволодовича Ставрогина], что море уляжется и что всё это похоже на юность принца Гарри, кутившего с Фальстафом, Пойнсом и мистрис Квикли, описанную у Шекспира».

«Это тётя и вчера Степан Трофимович нашли будто бы сходство у Николая Всеволодовича с принцем Гарри, у Шекспира в Генрихе IV...»

«Человек гордый и рано оскорблённый, дошедший до той „насмешливости“, о которой вы так метко упомянули, —  одним словом принц Гарри, как великолепно сравнил тогда Степан Трофимович и что было бы совершенно верно, если б он не походил ещё более на Гамлета, по крайней мере по моему взгляду».

«Ах, Николай Всеволодович, в этом сердце накипело столько, что я не знал, как вас и дождаться! ... Удостоивали же вы меня тогда слушать, читали строфы... Пусть меня [Игната Лебядкина] тогда называли вашим Фальстафом из Шекспира, но вы значили столько в судьбе моей!..

«Николай Всеволодович называл тогда этого господина своим Фальстафом...»

В. Шекспир. Генрих IV. Часть первая. 2-й акт. Сцена 4. ( в переводе Б. Пастернака, в устном его исполнении 1947 г.)
      
      Фальстаф.

Может ли солнце быть прогульщиком и лакомиться ежевикой? Такой вопрос нелеп и не представляет интереса. Может ли наследник английского престола быть вором и таскать кошельки? Такой вопрос осмысленен и заслуживает рассмотренья. Есть вещь, Гарри, о которой ты, наверное, слыхал и которая в наше время называется смолою. Смола пачкает, учат древние писатели. Так пачкает тебя общество, в котором ты вращаешься. Потому что, Гарри, я говорю с тобой сейчас не выпивши, но в слезах, не смеха ради, но с болью, и речь моя состоит не только из слов, но также из вздохов и рыданий.

      Falst.

Shall the blessed Sonne of Heauen proue a Micher, and eate Black-berryes? a question not to bee askt. Shall the Sonne of England proue a Theefe, and take Purses? a question to be askt. There is a thing, Harry, which thou hast often heard of, and it is knowne to many in our Land, by the Name of Pitch: this Pitch (as ancient Writers doe report) doth defile; so doth the companie thou keepest: for Harry, now I doe not speake to thee in Drinke, but in Teares; not in Pleasure, but in Passion; not in Words onely, but in Woes also.

Письмо Лизавете Николаевне Тушиной от капитана Лебядкина (покорнейший друг и имеет досуг):

Может ли солнце рассердиться на инфузорию, если та сочинит ему из капли воды, где их множество, если в микроскоп? Даже самый клуб человеколюбия к крупным скотам в Петербурге при высшем обществе, сострадая по праву собаке и лошади, презирает кроткую инфузорию, не упоминая о ней вовсе, потому что не доросла.


Profile

glazo: (Default)
glazo

October 2013

S M T W T F S
  12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
2728293031  

Syndicate

RSS Atom

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Jul. 27th, 2017 04:42 pm
Powered by Dreamwidth Studios