glazo: (Default)
[personal profile] glazo

Зашел как-то разговор про пушкинскую «Пиковую даму» и что, мол неплохо бы и отдельный пост сделать, да вот всё как-то не сложится.
Посему обойдусь малосвязными выписками:

– В самом деле, Лизавета Ивановна была пренесчастное создание. Горек чужой хлеб, говорит Данте, и тяжелы ступени чужого крыльца, а кому и знать горечь зависимости, как не бедной воспитаннице знатной старухи? (А. Пушкин. Пиковая дама . Глава вторая. 1833).

И, как справедливо сказано в комментариях, «Горек чужой хлеб...» — это действительно цитата из «Божественной комедии» Данте.

А впервые эта цитата появилась у Пушкина в январе 1825 г., в набросках сцены к «Цыганам» (но так и не попавшей в печатный текст поэмы, вышедшей в апреле 1827 г.) — сцены, где Алеко произносит монолог над колыбелью сына:

Нет не преклонит он [колен]
Пред идолом какой-то чести
Не будет вымышлять измен
Трепеща тайно жаждой мести
[Не испытает] м<альчик> мой
Сколь [жестоки пени]
Сколь черств и горек хлеб чужой
Сколь тяжко <медленной> [ногой]
Всходить на чуждые ступени.


Далее — собственно первоисточник:
Dante (Divina Commedia. Paradiso. Canto diciassettesimo)
Tu lascerai ogni cosa diletta
Più caramente: e questu è quello strale
57 Che l' arco dell' esitio pria saetta.

Tu proverai sì come sa di sale
Lo pane altruì, e com' è duro calle
60 Lo scendere e 'l salir per l' altrui scale
.

и соответствующий перевод М.Лозинского «Рай», XVII :

55 Ты бросишь все, к чему твои желанья
Стремились нежно; эту язву нам
Всего быстрей наносит лук изгнанья.

58 Ты будешь знать, как горестен устам
Чужой ломоть, как трудно на чужбине
Сходить и восходить по ступеням.


И в заключение:
К. Бальмонт. Данте (стихотворение1895 года).

И ты поймешь, как горек хлеб чужой,
Как тяжелы чужих домов ступени,
Поднимешься — в борьбе с самим собой,
И вниз пойдешь — своей стыдяся тени.


P.S.
А чтобы уж как-то замкнуть историю с Лизаветой Ивановной — бедной воспитанницей знатной старухи, откроем главу 13 романа «Новь» г-на Тургенева:
«Дядя мой, господин Сипягин, брат моей матери, призрел меня — я у него на хлебах, он мой благодетель, и Валентина Михайловна моя благодетельница, — а я им плачу черной неблагодарностью, потому что у меня, должно быть, сердце черствое — и чужой хлеб горек — и я не умею переносить снисходительных оскорблений — и покровительства не терплю… и не умею скрывать — и когда меня беспрестанно колют булавками, я только оттого не кричу, что я очень горда.
Произнося эти отрывочные речи, Марианна шла все быстрей и быстрей.»

А надо сказать, что эта бедная (но говорливая) родственница — Марианна Синецкая — сложением своим, как сказано в главе 6, напоминала флорентийские статуэтки.

P.S.S.
А чужой хлеб у Данте, кстати, назван вовсе не горьким, а солёным
.

From:
Anonymous( )Anonymous This account has disabled anonymous posting.
OpenID( )OpenID You can comment on this post while signed in with an account from many other sites, once you have confirmed your email address. Sign in using OpenID.
User
Account name:
Password:
If you don't have an account you can create one now.
Subject:
HTML doesn't work in the subject.

Message:

 
Notice: This account is set to log the IP addresses of everyone who comments.
Links will be displayed as unclickable URLs to help prevent spam.

Profile

glazo: (Default)
glazo

October 2013

S M T W T F S
  12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
2728293031  

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Sep. 21st, 2017 06:45 am
Powered by Dreamwidth Studios